postheadericon Большая разница

Золушка и принц, принцесса и свинопас – что толкает нас на мезальянс, и может ли найти свою формулу счастья пара, в которой слагаемые заведомо неравны. Параллельные линии, прочерченные на бумаге, не пересекаются, чего не скажешь о линиях жизни людей из параллельных на пер­вый взгляд миров. Результатом такого соприкосновения ста­новятся мезальянсы — союзы, в которых партнеры находятся на разных социальных ступень­ках. Сегодня к разнообразным сюжетам про принца и Золушку добавляются истории про состоявшихся принцесс и их воз­любленных свинопасов. И если в сказках все заканчивается хорошо, то в реальной жизни хеппи-энды случаются реже.

Специалисты, хоть и вы­деляют мезальянсы в самостоя­тельное явление, подчеркива­ют, что неравный брак — это тоже брак, и все семьи в нем счастливы примерно одинако­во. «Чаще всего люди выбирают друг друга по принципу похоже­сти, но не в смысле социальных или материальных условий, а исходя из схожести эмоцио­нального опыта, — объясняет гештальт терапевт Илья Старо­дубцев. — К примеру, если чело­век пережил в детстве насилие, то он выберет себе партнера со схожим опытом». Происходить это может совершенно неосо­знанно. Так что пока окружаю­щие будут недоумевать, что общего у кандидата наук с выпускником ПТУ, совершенно случайно выяснится, что оба они — дети эмоционально холод­ных матерей. Поэтому на одной волне можно находиться, далее расположившись на разных уровнях социальной лестницы. А то, насколько долго получится проплавать вместе, зависит и от того, чего мы ждем от этих отношений.

КАЖДОМУ ПО ПОТРЕБНОСТЯМ

Вступая в отношения мы не всегда осознаем, какие по­требности хотим реализовать. И мезальянс — результат того, что в поисках партнера мы задали себе вполне определен­ные параметры. А конкретный человек — пусть он беднее или богаче, влиятельней или скромнее — на данном этапе жизни наши потребности обеспечи­вает. Психолог-консультант Института групповой и семей­ной психотерапии Ирина Якович иллюстрирует это на расхожем примере: «Возьмем привычную для традиционной культуры ситуацию, когда мужчина под­бирает себе невесту из условно­го Иваново. Для мужчины достаточно, чтобы девушка была хороша собой и здоро­ва».

Мужчиной в этом случае движет потребность продол­жить род с молодой супругой, а для нее отношения — соци­альный лифт, путь к стабиль­ности и благосостоянию. Это на поверхности, а истинные потребности, подтолкнув­шие нас к человеку с другой планеты, прячутся в глубинах нашей натуры. Михаил (39) родился в семье академика, окончил физфак МГУ, работает в крупнейшей IТ-компании. Его жена приехала из далекого сибирского поселка и на тре­тьем курсе бросила институт ради организации вечеринок. Друзья Михаила считают ее пу­стышкой, но его это не волнует. «Свой выбор я всегда делал под влиянием и даже давлением отца, — делится Михаил. — Не могу сказать, что ошибся с професси­ей, но с Леной я смог приблизиться к той яркой и творческой жизни, о которой мечтал в юности».

GIRL POWER

Раньше, когда речь заходила о не­равных браках, считалось, что роль первой скрипки в них достается мужчине. Но сегодня наблюдается обрат­ная картина, когда «сильным звеном» в неравном союзе выступает женщина. По словам Ирины Якович, эта тенденция с годами будет усиливаться. «Сейчас зреет новый формат семьи, когда она — лидер, а он — домохозяин. Система созна­ния женщины гораздо более гибкая, ищущая. К примеру, на бизнес-тренингах стала стандартной ситуация, когда в них участвует 10 женщин и только один мужчина, поскольку мужчины уверены, что они и так способны заработать. А если система не обновляется, она деградирует. И в будущем мы будем иметь гораздо больше хорошо зарабатывающих жен­щин».

По мнению психолога, успешная женщина, желающая найти партнера ниже себя по статусу, уже не умеет подчи­няться, а потому ей нужен человек, которым можно управлять или с которым можно догово­риться. Агрессивной среды ей достаточно на работе, а потому дома решать, кто главней, сил уже не остается. В отношениях по модели «принцесса и свинопас», часто присутствует желание женщи­ны стать спасительницей, которая достает мужчину со дна. Но если это единственное, что лежит в основе такого союза, то он обречен. С кризисами же сталкиваются все семьи, и ме­зальянсы здесь не исключение. «Пока удовлетворяются потреб­ности обоих партнеров, все хорошо, — говорит Илья Старо­дубцев, — они могут достаточно долго жить в мире и согла­сии вне зависимости от статуса друг друга. Однако, как и в любых браках может дойти до того, что потребности удовлетворяются либо не так, либо не в должном объеме. И пара либо проходит че­рез этот конфликт, либо распадается».

ВСЕ ИЗМЕНЯЕТСЯ

Особенность неравных браков в том, что партнеры в них меня­ются сильнее, чем в тех союзах, где у супругов одинаковый ста­тус. Молоденькая практикант­ка, из которой состоявшийся Пигмалион создает свою Галатею, в какой-то момент может вырасти и перестать слушаться. Его же начнет раздражать ее самостоятельность — он привык быть учителем. «Когда один из участников такого союза развивается, совершенствует­ся как личность, он начинает вырастать из отношений, понимает, что они неудовлет­ворительны для него. И если второй партнер не развивается и не меняется, то отношения распадаются», — говорит Илья Стародубцев.

Могут поменяться и потреб­ности: в период влюбленности мужчина, зарабатывающий меньше, может и не задумы­ваться, что его жена получает в месяц столько, сколько он за полгода. Ему достаточно и страстных ночей, прове­денных вместе. Вот только дальше выяснится, что он тоже хочет признания, которого не получит, поскольку вторая половина слишком занята своей карьерой. В результате даже если женщина не будет указывать ему на низкий заработок, он начнет злиться, вымещая на ней раздражение. В материально неравном браке важ­но помнить старую истину: не в деньгах счастье. «Нужно осязательно иметь интерес к жизни, гореть какой-то идеей, — говорит Ирина Якович. — Ею может стать что угодно, включая вышивание крестиком. И даже если идея не приносит высокий доход, ты будешь меняться, развиваться, реализовывать себя».

ТЕСЕН КРУГ

Еще одна ловушка для нерав­ных союзов — окружение. Ты со своим университетским образо­ванием можешь на все сто быть довольна мужем-слесарем. Но твоим друзьям будет решитель­но не о чем с ним говорить. Сотрудница пиар-агентства Ма­рия (29) признается: ее круг так и не принял ее мужа-водителя. «Уже на свадьбе я почувствова­ла, что мои друзья смотрят на мужа свысока, каждый второй тост был с подковыркой. Хоро­шо, Андрей со свойственным ему спокойствием пропускал их мимо ушей. Потом я еще пару раз пыталась ввести его в общество своих знакомых, но безуспешно. Для себя решила: семья отдельно, друзья отдель­но».

Как показывает практика, решение верное. Попытка объединить миры часто заканчивается крахом, причем кра­хом отношений. И даже если окружение настроено достаточ­но дружелюбно, сами рушим союз, опираясь на заложенные в нас социальные установки. «Очень часто в неравный брак вступают эмоционально не-зрелые люди, которые так и не отделились от родителей, — объясняет Илья Стародубцев. — Они начинают проецировать эти чужие ожидания и потреб­ности на партнера». Если окружение слишком уж враждебно и требовательно принимает твою вторую поло­вину, лучше создать новый круг общения, куда не будут вовлечены представители ни того, ни другого лагеря. Без посторон­него влияния с традиционны­ми кризисами любой семейной паре справиться будет проще. Главное, помнить: на вопрос социологов к участникам мезальянсов, что самое главное в отношениях, две пары из трех отвечали — любовь.